Пресса о нас

Кинотавр 2012. Дмитрий Фикс: «В свободе – сила»



Корреспондент:
Кого в Вас больше, режиссера или продюсера?

Д.Фикс:

Все зависит от времени года. Вот сейчас я больше продюсер, где-то на восемьдесят процентов, и всего на двадцать – режиссер.

Корреспондент:
А с чем это связано? Осенними и весенними обострениями?

Д.Фикс:

Летом много всего снимается. Осенью и зимой активно работаем по разработке новых проектов и можно поснимать самому.

Корреспондент:
Как соседствуют эти две ипостаси?

Д.Фикс:

Когда занимаюсь телевидением и запускаю какой-нибудь проект, частенько снимаю пилотную серию сам. Я привык много снимать. В течение десяти лет говорил «мотор» пять раз в неделю. Поэтому для меня съемки абсолютно естественное состояние. Большое количество рекламы, музыкального видео, сериалов – и все в качестве режиссера. Поэтому даже когда на каком-нибудь проекте я просто продюсер, для поддержания тонуса мне обязательно нужно поснимать.

Корреспондент:
Но в ситуации, когда Вы и продюсер и режиссер, как удается справиться с ситуацией? Ведь будучи только режиссером, Вы бы давили на продюсера, а будучи продюсером попытались бы подмять режиссера.

Д.Фикс:

В тех работах, где я в двух ролях одновременно, обязательно есть еще один продюсер, как минимум. Кроме того, у нас большая команда, которая является своеобразной фокус группой и ее реакция – это отражение на мои действия. Я работаю открыто и всегда слышу замечания, советы, пожелания. Пока проект готовится, мы принимаем коллегиальные решения. Но когда я уже на площадке, абсолютно никого не слушаю.

Корреспондент:
Судя по тому, что большую часть картин Вы снимали сами, не очень-то верите в режиссеров или не доверяете продюсерам.

Д.Фикс:

Я стал продюсером для того, чтобы реализоваться как режиссер. Начало моей продюсерской деятельности приходится на самый конец девяностых – время, когда профессия только формировалась. Был такой непонятный период безвременья, и поэтому, чтобы иметь возможность работать как режиссер, мне приходилось самому придумывать проекты и их реализовывать, как вы говорите, в двух ипостасях.

Корреспондент:
Вы достаточно рисковый продюсер. Известно пару случаев, когда Вы снимали кино и предлагали каналам продолжить его в виде сериала. А как происходит с полнометражными картинами?

Д.Фикс:

Все картины, снятые нашей компанией, очень недорогие. Поэтому, слава Богу, все окупились. Мы строим бизнес-план, в первую очередь, рассчитывая на продажу прав телеканалам. Те девяносто минут, о которых вы говорите, мы снимаем не для проката. Это качественные телефильмы, у которых есть возможность стать сериалами. Такая вот бизнес стратегия. Что касается прокатного кино, то у нас не было ни одного проекта с бюджетом больше миллиона долларов. И то большая часть этих средств – деньги, которые давал какой-либо канал за права на это кино. Мы свои риски сокращаем до минимума. Хотя был у нас и один экспериментальный проект. Дебют Марины Максимовой. Но у него был очень небольшой бюджет в двести тысяч долларов, поэтому мы и рискнули. Лента даже близко не телевизионная. Это чисто артхаусное кино. Но даже здесь к концу этого года мы выйдем в ноль. Время от времени такие проекты необходимы, потому что, постоянно варясь в телевидении, теряешь связь с реальностью, и важно иметь что-то, что расширяет твои границы. Вырываясь из замкнутого круга, ты опыляешься и имеешь возможность свежим взглядом посмотреть на рутинную работу и привнести в нее что-то новое.

Корреспондент:
В одном из интервью Вы сетовали, что на телевидении душновато. А в кино раздолье?

Д.Фикс:

В кино, безусловно, больше свободы. Порой она не имеет никакого отношения к коммерции, и при этом такая свобода часто безответственна. Кино, существующее в параллельном мире, вдохновляет, и ты думаешь, как использовать полученные эмоции в телевизионной работе.

Корреспондент:
Уход в театр – тоже попытка глотнуть воздуха или вариант подбора актеров для будущих лент?

Д.Фикс:

Это была абсолютно факультативная история. По образованию я театральный режиссер. Театр люблю, чувствую, постоянно интересуюсь. В кризис работы стало меньше, и мне было необходимо свободное время как-то занять. Вот я и решил запустить театральную постановку. Проект получился. Зрители его приняли, и он до сих пор живет в театре Станиславского.

Корреспондент:
Для кого снимал фильм «Белый мавр или три истории о моих соседях» режиссер, а на какую аудиторию рассчитывает продюсер?

Д.Фикс:

И тот и другой рассчитывают на одну и ту же аудиторию. Кино о среднем классе, который в России все-таки появился. Затронуты темы и герои, которые раньше в фильмы практически не попадали. В фестивальном кино в основном герои – маргиналы, а здесь лента об успешных людях. Наверно, именно из-за этой новизны жюри и заметило нашу картину. Лента рассчитана на средний класс и для людей, любящих следить за жизнью «богатых и знаменитых». В фильме играют прекрасные артисты, которых мы знаем в основном по сериалам. Но они своими ролями в этой картине доказали, что могут сыграть все, что угодно и не заслуживают, чтобы на них ставили клеймо «сериальные артисты».

Корреспондент:
Этот фильм Вы снимали специально для фестиваля? Рассчитывали, что его возьмут в основной конкурс?

Д.Фикс:

Абсолютно нет. Даже не думали про фестиваль. Какие-то шаги делались по инерции. Раз сняли, то наверно его нужно показать. Вообще-то «Мавра» делали для телевидения, и о прокате не думали. Хотелось немного раздвинуть телевизионные рамки и показать, что телику нужен такой продукт. Так что перспектива проката стала приятным бонусом, и мы над этим начнем работать сразу после Кинотавра.

Корреспондент:
Думаете о победе? Или хотя бы на какие-нибудь специальные призы рассчитываете?

Д.Фикс:

По поводу фильма нет никаких иллюзий. Его оценили уже тем, что взяли в основную конкурсную программу, и это для нас уже большая награда. Надеюсь, жюри оценит мужские роли, на мой взгляд, у нас они очень яркие.

Корреспондент:
По аннотации к фильму не совсем понятен его жанр. Вы сами для себя его определили?

Д.Фикс:

Я задумывал кино, как трагикомедию. Лента состоит из трех новелл. Одна получилась точно в этом жанре – без убийств и криминала. А две другие раскрутились немного не по плану, потому что кино меня потащило за собой. В итоге жанр получился чуть драматичней, чем трагикомедия.

Корреспондент:
Вы получали различные призы за музыкальные клипы. Рекламные ролики тоже оценены по заслугам. Нет идеи снять нечто очень фестивальное и получить признание кинокритиков в виде победы?

Д.Фикс:

Со мной так не получится. Целенаправленно – точно не буду снимать кино для победы. Буду делать то, что чувствую, что мне интересно и что, я знаю, у меня получится. И если это будет соответствовать уровню победителя конкурса – прекрасно. Фестивальный мир – это отдельная вселенная. В нем работают кинокритики, киноведы, режиссеры, жаждущие призов. Если заниматься только этим, тоже можно оторваться от реальности. Надо быть свободным. Хочется заниматься клипмейкерством – вперед. Есть желание делать рекламу – пожалуйста. Есть силы на кино – снимай. В свободе – сила.