Пресса о нас

Что тебе снится, Федор Никифорович?

Что тебе снится, Федор Никифорович?

Ежегодная церемония награждения лауреатов Золотой медалью им. Ф.Н. Плевако прошла под лозунгом «Единая Россия – единая адвокатура!».

На мой взгляд, новация, несущая в себе определенную политическую окраску, не вызвала отторжения у присутствующих только по той простой причине, что организация «Юристы за права и достойную жизнь человека», заказавшая слоган для торжеств по награждению адвокатов, выступила главным меценатом праздника. Да и у кого нынче, скажите на милость, язык повернется выступить против «единственных» идеалов, за которые по подсказке «старших товарищей» голосуют даже заведующие детскими садами?
Однако о главном. Церемония награждения Золотой медалью им. Ф.Н. Плевако проходила по традиции в Колонном зале Дома Союзов уже в седьмой раз. Ее вели Гасан Борисович Мирзоев и Генри Маркович Резник.
Пожалуй, сцена Колонного зала Дома Союза осталась последним пятачком, который эти два адвокатских лидера не воспринимают, как ристалищную арену. Так уж повелось в новой адвокатской истории, что при имени Федора Никифоровича даже непримиримые противники поднимают забрала. Награждение Золотой медалью им. Ф.Н. Плевако – одно из немногих событий в общественной жизни, где взаимные распри и упреки отступают на второй план, уступая место высшим идеалам адвокатской профессии, олицетворенной славным именем московского златоуста.
Открыл церемонию Гасан Борисович Мирзоев. Он поблагодарил инициаторов праздника и сказал несколько слов по поводу единой адвокатуры и единой России, а затем обратился к личностям тех, ради кого, собственно, и собрались адвокаты в Колонном зале. В числе лауреатов медали Плевако оказались действительно люди во многих отношениях достойные, чьи имена и без того давно уже на слуху.
Евгений Александрович Бару – один из лучших адвокатов-криминалистов, заявивший о себе как об адвокате с большой буквы еще в те времена, когда роль защитника в «государственно-заказных» делах сводилась к роли статиста.
Подмосковный адвокат Юрий Михайлович Боровков – тонкий спец по уголовным делам, снискавший известность безукоризненной защитой обвиняемых в тяжких преступлениях.
За Леонидом Ароновичем Гельфандом закрепилась слава лучшего адвоката Ростова-на-Дону. А быть лучшим адвокатом в Ростове, как заметил Генри Резник, вручая ему награду, это все равно что быть лучшим юмористом в Одессе. Народные любовь и почет обеспечены.
Людмилу Митрофановну Дмитриевскую в Татарстане отождествляют с самой Фемидой. Когда ее величественная фигура предстает перед судом, ей все почтительно внимают. Сама же лауреат скромно призналась, что с юности «больна адвокатурой».
Смоленский адвокат Рафаил Самуилович Марголин пришел в адвокатуру 50 лет назад, как он сам заметил, «после фронта, госпиталей и института». И с тех пор гордо несет адвокатское звание. Кавалер фронтовых наград отметил, что ему особенно приятно получить адвокатскую медаль не от чиновников, а от друзей – коллег по адвокатскому цеху.
Адвокат Андрей Михайлович Митин признался, что, побывав несколько лет назад на одной из церемоний вручения Золотой медали им. Ф.Н. Плевако, с благоговением внимал лауреатам, выступавшим со сцены с емкими, талантливыми спичами и дивился, что есть на земле адвокаты от Бога. Теперь он сам поднялся на сцену, увенчанный признанием коллег, воплощенным в адвокатском золоте высшей пробы.
Московский адвокат Рита Васильевна Полунина была представлена участникам торжества как защитница солдат. 40 с лишним лет она защищает мальчишек в погонах, вызволяя их из беды, и, по ее собственному признанию, никогда не ошибалась, отделяя свет от тени, зерна от плевел, добро от зла.
Немало теплых слов было сказано в адрес адвокатов Савелия Михайловича Розановского из Петербурга и Валерия Ивановича Чернышова из Ульяновской области.
Адвокат Юрий Артемьевич Костанов, видимо, из-за прокурорского прошлого, был отмечен наградой в номинации «За вклад в развитие адвокатуры в России». Хотя его собственно адвокатские заслуги давно уже не вызывают сомнений ни у кого из членов сообщества. Отвечая на шутку по поводу прокурорского периода в биографии, Костанов заметил, что не он стал выступать по другую сторону барьера, а скорее, прокуратура оказалась за барьером борьбы за торжество права.
В этой же номинации получили награды председатель Комитета по государственному строительству Госдумы РФ Валерий Васильевич Гребенников и экс-председатель Конституционного Суда РФ, председатель Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки России Владимир Александрович Туманов.
Лауреатами Золотой медали им Ф.Н. Плевако стали и деятели искусства. Адвокатскую награду получили создатели первого русского адвокатского сериала «Линия защиты» продюсер и режиссер Дмитрий Фикс, автор сценария Максим Стишов и исполнитель главной роли актер Андрей Соколов.
Церемония не была исчерпана награждением только одной медалью. По традиции состоялось присвоение звания «Почетный адвокат России». По странному стечению обстоятельств или чьей-то непонятной прихоти среди награжденных не оказалось ни одного адвоката.
Зато «за заслуги перед адвокатурой» этого звания были удостоены генеральный директор «Российской газеты» Александр Горбенко, главный редактор этого же издания Владислав Фронин и правозащитники Александр Ткаченко и Алексей Симонов.
Закрывал церемонию Генри Маркович Резник. Наверное, Резник не был бы Резником, если бы все же не прошелся по лозунгу, висящему у него над головой. «О единстве адвокатуры говорить рано, – заметил он. – Пока мы боролись за наш адвокатский закон, адвокатура переполнилась людьми недостойными, и возникло положение, когда на первое место выдвинулись не честность и профессионализм, а деньги и связи. Адвокатура уже переживала подобные времена. Еще в XIX веке Андреевский сетовал, что на смену первому призыву присяжных поверенных приходит племя дельцов. Посмотрите, что происходит ныне. Все покупается, все продается. И не только в храмах Фемиды. Обесценилась юридическая наука. Плюнешь – попадешь в доктора или кандидата юридических наук. А поле деятельности адвоката сжимается, как шагреневая кожа. Чтобы найти в себе силы, нужно общаться с Плевако и его соратниками…».
Вот на такой минорной ноте и закончилась официальная часть.
Наверное, Генри Маркович был прав, призывая коллег вспомнить Плевако. Ведь, в сущности, что мы теперь знаем об этом адвокатском трибуне, слушать которого в судебные заседания ходила вся просвещенная Москва? Часто ли мы обращаемся к его наследию? Да и кто из адвокатов скажет наверняка, где похоронен великий Плевако? Об этом – в следующем репортаже.

Александр Крохмалюк, Журнал «Домашний Адвокат» (08.05.2003)